Интервью журналу Vatan – Небахат Чехре.

Небахат ЧехреНебахат Чехре решила поделиться некоторыми подробностями своей личной жизни, а также высказать свое мнение по поводу «синдрома выгорания» у некоторых актеров, дав интервью журналу Vatan.

  • Мы привыкли на протяжении нескольких лет видеть вас на экране в роли Валиде Султан. Чем вы занялись после окончания своей работы в сериале «Великолепный век»?

Я до сих пор продолжаю смотреть этот сериал, причем он абсолютно мне не наскучил. Я с таким же нетерпением, как и ранее, жду каждую новую серию. Я уже больше года не принимаю участия в съемках, ведь, согласно истории, моя героиня должна была покинуть этот мир еще до смерти маленького Мустафы.

Однако сценаристы посчитали нужным немного продлить мою «жизнь» на экране. Этому способствовало и то, что рейтинги сериала в тот момент несколько упали. Некоторые зрители не хотели смириться с тем, что их любимые герои умирают и покидают сериал. Потом убили Ибрагима Пашу.

Я скучаю по этому времени. «Если бы мы все могли остаться в сериале и продолжить съемки», – иногда говорю я сама себе. Но потом думаю о том, что проработала без отпуска шесть лет и, конечно же, устала. Поэтому я отвечала отказом на все предложения, поступающие мне после окончания съемок в сериале «Великолепный век». Теперь же, послу истечения некоторого времени, я готова вновь приступить к работе. Я уже соскучилась по съемкам, поэтому дала свое согласие на участие в сериале «Son Aşk».

  • Вы производите впечатление очень сильной женщины, способной подавить окружающих вас людей. Вы согласны со мной?

Возможно, я действительно немного строга с окружающими, хотя на самом деле я приветливый человек. Я просто не люблю панибратства. Если вы будете со всеми добры и милы, то скоро вас станут называть «Небош».

Поэтому я считаю, что необходимо соблюдать некоторую дистанцию с коллегами по съемочной площадке. Кроме того, единственное, что я не могу терпеть – это неуважение к другим и беспорядочность. Например, если сказано, что съемки начнутся в 6 часов, то я глубоко убеждена, что нужно быть готовым уже без четверти шесть.

  • Вам не нравится, когда кто-то пользуется мобильным телефоном на съемочной площадке.

Потому что, хотите вы этого или нет, но когда в вашем кармане вибрирует мобильник, это отвлекает вас от роли.

  • На каком-то этапе вашей жизни вы были певицей. Что это было за время?Небахат Чехре

В то время я была очень стеснена материально. Меня все убеждали начать петь на сцене, начиная от Фатмы Гирик и заканчивая Севдой Уйар, говорили : «Не глупи, выходи и пой!». Однажды я была в гостях у тети и там встретила Исмета Айя. Он меня спросил: «А почему ты не поешь?». Я говорю: «Смелости не хватает!». Тогда он предложил прогуляться и заодно послушать мой вокал. Потом покойный Зеки тоже сказал мне: «Тебе надо на сцену, у тебя замечательный тембр голоса!». Так и началась моя карьера певицы. Первый раз я выступала в Анкаре, потом пела на выставке в Измире…

  • Что вы думаете по поводу «синдрома выгорания», который преследует в последнее время некоторых актрис? Вы сами чувствовали нечто подобное за всю свою карьеру?

У нас просто не было такой возможности. Однажды я так заболела гриппом, что не могла и голову поднять от подушки… Пришли доктора, обследовали меня, даже думали, что у меня свиной грипп, настолько я была плоха. Они позвонили в офис фирмы, где я тогда снималась, сказали: «Небахат Чехре не может работать эту неделю».

Тогда мой продюсер прислал за мной свой джип и личного врача. Из моей гримерной сделали подобие больничной палаты. Меня загримировали, и я пошла работать. Мерьем Узерли – дитя Европы. Для нее вполне естественно требовать соблюдения своих прав. Ее искренне удивляет, как можно работать по 18 часов без остановки. Мы же даже не задумываемся о том, нарушает ли это наши права. Мы работаем, и все.

  • Что в эмоциональном плане осталось вам от Йылмаза Гюнея?

Мне досталась от него целая школа жизни. Я вспоминаю, как он научил меня верить в себя, в свой талант. Я не хочу много говорить об этом. Я была его первой официальной женой. Некоторым людям это совсем неприятно, она никак не могут оставить нас в покое. Но я тоже не намерена, ни перед кем отчитываться. Если бы сегодня мне довелось опять пережить те дни, когда я только познакомилась с Йылмазом, я предпочла бы просто остаться с ним друзьями.

Мы расстались с ним нормально, не старались обидеть друг друга. Потому что я не была для него девушкой на два-три дня. Мы были вместе четыре с половиной года, были официально женаты.

  • Мне кажется, что в вашей жизни большую роль сыграл случай. Как вы вновь вернулись к съемкам в кино?

Я не снималась долгое время. Я была в Англии, когда один мой знакомый предложил погадать мне на картах Таро. Он сказал: «У вас есть профессия, которой вы сейчас не занимаетесь, но в которую вернетесь в скором времени и достигнете в ней больших высот». И действительно, через какое-то время мне позвонил Селим Илери и сказал: «У меня есть одна история под названием «Yedikuleli Mihriman», давай займемся ей вместе».

Я согласилась, а потом было еще несколько ролей в других сериалах, и, наконец, «Haziran Gecesi». Все заработанные тогда мной деньги я потратила на одежду. Я стала другой женщиной. Залог моего успеха в том, что я пережила многое.

  • После развода в вашей жизни был кто-то важный?Небахат Чехре

Я не даю людям много шансов. Никто и ничто не сможет заставить меня быть с человеком, который мне не нравится. Я с 1994 года никого не впускаю в свою жизнь.

  • То есть, вы вообще не влюблялись столько лет?

Нет, не влюблялась. Я даже не ужинала ни с кем. Я пережила настоящую любовь, и она уже закончилась. Отныне человек, с которым я могла бы связать свою жизнь, должен будет принадлежать к моему обществу, быть одобренным моими друзьями.

Кроме того, это должен быть человек моего возраста, холостой, я должна восторгаться им. Вы сами видите, что это практически невозможно. Я похожа на человека, который надеется выиграть в лотерею.

Источник – http://www.turkeyforfriends.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *